Лакримоза

Прелюдия

 

Я преступник, я предатель, мразь;

Я злодей, почище, чем Басаев.

Я себе хулить позволит власть,

Что нас кормит, холит и спасает.

 

 

I

 

И опять, и опять, и опять…

И как будто застряла пластинка:

Будем мы умирать, убивать,

До тех пор, пока хватит нам цинка.

 

Чу! Вы слышите звон похоронный?

Что ни день, к нам привозят гробы.

Это происки пятой колонны?

Или кара ослепшей судьбы?

 

Мы не знаем, где спряталось зло.

За морями? В ущелье? У трона?

Может, выгрызет это Грызлов?

Может, мир нам подарит Миронов?

 

Но к чему огород городить –

На войне мы спокойны, как в тире.

Если отдан приказ – победить,

Всех врагов мы замочим в сортире.

 

И опять, и опять, и опять…

Никому из нас нет уж прощения.

И давно мы хотим не понять –

А назначить козла отпущения.

 

II

 

А порядок все крепнет и крепнет:

Каждый сам себе строит тюрьму.

До чего же хотим мы ослепнуть,

И оглохнуть в придачу к тому.

 

Чтоб не помнить, кто отдал приказ,

Чтоб не чувствовать взрывов тротиловых.

Чтоб не слышать их взвешенных фраз,

И не видеть их слез крокодиловых.

 

Им неведомы стыд и печаль.

Наши жизни им – пыль под ногами.

Но все крепче стоит вертикаль –

На всю жизнь обеспечит врагами.

 

Разговоры закончились – не о чем,

И спокойна державная Дума.

Эта власть объявила нас неучами,

Ну а мы – согласились угрюмо.

 

И не будет у нас демонстрации –

Мы немы. Мы привыкли молчать.

На просторах одной Федерации

Только камни готовы кричать.

 

Кандалы уж готовят и крест

Тем, кто смелость имел ненавидеть.

И, пожалуй, на всех хватит мест…

Дай нам Бог… не спастись, так предвидеть.

 

Спит спокойно народ безъязычный –

Нас разбудит лишь выстрел в упор.

Ну а Запад… А Запад привычный…

Наблюдать наш столетний позор.

 

III

 

Но откуда у нас взяться Гавелу?

Нам сам образ врага безобразен.

По проклятому древнему правилу

К нам, скорее, придет Стенька Разин.

 

И не надо нам больше свободы:

(Разве может стать скиф демократом?)

Здесь давно она вышла из моды.

(Если только входила когда-то…)

 

И не нужно нам счастья чужого –

Ацетон слаще, чем кока-кола.

«Дайте нам рукавицы Ежова!», –

Произносим мы для протокола.

 

Прах лежит в избирательных урнах;

Возвращается Феликс с погоста.

Возражать мы едва ль станем бурно –

Пригласим, как желанного гостя.

 

Каждый сам себе строит тюрьму.

Мы ныряем в болотную тину.

Нам уста запечатал Устинов…

Этот путь нас уводит во тьму.

 

Все мы – данники этой Орды.

Славен будь, государь Иван третий!

Не пошли твои прахом труды.

Знай, народ, – ты за это в ответе.

 

Постлюдия

 

Мы не плачем, не стонем, не воем.

Так случалось уж в нашей истории:

Взяты под руки добрым  конвоем,

Добровольно идем в крематории…

    

+ +6 -

Добавить комментарий


  • Яндекс.Метрика